Бесценное богатство родной земли: историко-культурные ценности
Дата: 11/08/2009
Рубрыка: Агульнае


В Год родной земли, которым объявлен в Беларуси нынешний год, тема сохранения историко-культурного наследия является одной из самых животрепещущих. Какими историко-культурными ценностями располагает Беларусь? Как идет реконструкция и реставрация наследия, которым могут гордиться белорусы, которое останется не одному поколению граждан страны? Какие объекты реставрируются сегодня и что в ближайших планах? Пополнят ли Список всемирного наследия ЮНЕСКО представленные от Беларуси объекты?

На эти и многие другие вопросы ответили во время online конференции заместитель министра культуры Беларуси Владимир Гридюшко, начальник управления по охране историко-культурного наследия и реставрации Министерства культуры Игорь Чернявский.

Ответы на вопросы

1. Павел Бераснеў, Менск: Скажыце, калі ласка, як можна растлумачыць наяўнасць у Нясвіжскім замку (прынамсі ў часцы, адкрытай для наведвання) сучасных шклопакетаў, батарэй ацяплення і бра ў стыле «еўрарамонтаў», разетак з налепкамі «220В» пад партрэтамі Радзівілаў? Вам не падаецца, што ад наведвання замку перш за ўсё чакаеш таго духу далёкай мінуўшчыны, а не сучаснага катэджа? Згадзіцеся, і замест сучасных бра можна было б павесіць хаця б псеўдастарыя кандэлябры, батарэі адліць прыгожыя з завітушкамі...

Гридюшко Владимир Павлович: Современные бра здесь не подойдут. Есть бра, изготовленные сегодня, но по образцам бра, находившихся в этом замке в XVII-XIX веках. Более того, они выполнены нашими реставраторами. В то же время оставить замок без тепла и электричества было бы неправильно. Поэтому мы провели в замок и свет, и электричество, но сделали это максимально тактично, чтобы не нарушить уникальные интерьеры княжеских покоев — как каминные и протокольные залы, так и помещения для слуг. По сути, мы сохраняем все аутентику и создаем тот замок, который бы напоминал всем о том, каким он был в XVII-XIX веках. Мы восстанавливаем сегодня памятники архитектуры этого периода.

2. Владимир Павлович: Может быть, известно, когда Минск или какой-то другой белорусский город, может быть, Витебск, станет культурной столицей Европы? Подавала ли заявку Беларусь?

Гридюшко Владимир Павлович: Такой заявки не было. В этом году в рамках программы ЮНЕСКО культурной столицей Европы является Вильнюс, в связи с чем там проводится очень много мероприятий, в том числе и с участием Беларуси. В этом году, в октябре, в Вильнюсе состоятся Дни культуры Беларуси. Это все будет приурочено к национальной выставке Беларуси в Литве, тогда же пройдут и Дни культуры нашей страны. Мы предполагаем, что участие в мероприятиях примет Государственный академический симфонический оркестр Республики Беларусь под управлением А.Анисимова, «Песняры». С гастролями в Литве в прошлом году уже побывали ведущие театры республики, были гастроли Большого театра балета. В таком контексте идет сейчас работа, а Беларусь заявку не подавала.

3. Войтович Сергей, Минск: Я был в Мирском замке. Впечатление удручающее: по словам сотрудников, денег на реставрацию выделяют крайне мало, та реальная обстановка из-за отсутствия денег будет воспроизводиться в одной-двух комнатах (и то новоделом), в остальных — просто выставочные экспозиции, но больше всего меня неприятно поразило то, что в одном крыле Мирского замка планируется сделать гостиницу и кабак. Как говорится — приехали...

Гридюшко Владимир Павлович: Я не знаю, почему у посетителя Мирского замка сложились такие впечатления, у меня они несколько иные. Нельзя сказать, что Мирскому замку не выделяется денег. Только в этом году было выделено Br18 млрд., в прошлом году Br14 млрд., в позапрошлом — Br10 млрд. Относительно двух-трех помещений под музеефикацию — это абсолютно неверная информация. Музеефикация идет во всем северном корпусе замка, в юго-восточной башне, западной и средней башне, в подземелье.

Да, мы создаем инфраструктуру, мы хотим, чтобы наши достопримечательности и наши историко-культурные ценности могли заявить о себе не только с точки зрения истории и с точки зрения музейной, но чтобы они были приспособлены и к тому, чтобы принять туристов.

Важно, чтобы человек, который приезжает в замок, имел возможность там и переночевать, и покушать, и приобрести сувенир. Поэтому в восточном корпусе создается небольшая апартаментная часть на 48 мест. Помещение общественного питания разместится в подвале под сводами Мирского замка.

Все аутентично, все сохранилось, и человеку просто доставит удовольствие побывать в таком месте. Кроме того, в северном корпусе, который тоже будет музеефицирован, мы предполагаем полностью сохранить аутентичную стену и показывать ее как экспонат. Игорь Чернявский: В северном корпусе предполагается создать конференц-зал для проведения различных семинаров и конференций. Причем это будет не только музейный, но и научный, образовательный комплекс под эгидой ЮНЕСКО.

4. Тарасюк Наталия, Кобрин: Очень трудно заниматься патриотическим воспитанием учеников начальной школы, поскольку совершенно отсутствует специально разработанный для детей младшего школьного возраста материал о культуре Беларуси. К примеру, для создания фриза «Дружат дети всей Земли» в Интернете можно найти раскраски детских национальных костюмов многих стран, за исключением, к сожалению, белорусского национального костюма. Было бы очень приятно, если бы был разработан информационный сайт для детей о культуре Беларуси.

Гридюшко Владимир Павлович: Хорошее предложение. Нам вместе с Министерством образования есть над чем подумать. Может быть, действительно, эта возрастная категория детей не имеет в достаточном объеме той методической литературы и рекомендаций, которые можно использовать для учебного и внешкольного воспитательного процесса. Мы постараемся исправить эту ситуацию.

5. Игорь, Минск: Не скажете ли Вы, на каком этапе сейчас находится разбирательство о нарушениях при продаже усадьбы в Жемыславле столичному бизнесмену за 12 млн. рублей? Отойдет ли она опять государству? И неужели никто не понимает, что во время кризиса ее никто не купит за 500 млн. рублей, как насчитал Госконтроль?

Гридюшко Владимир Павлович: Дело в том, что в соответствии с указом при переходе из одной формы собственности недвижимого объекта в другую, который представляет собой историко-культурную ценность, дается оценка. Таким правом (выполнять оценку) наделена научно-методическая рада по охране историко-культурного наследия при Министерстве культуры. Исполнителем этих работ является проектный институт в системе Минкульта — «Проектреставрация», который осуществляет оценку этих зданий с последующим утверждением на заседании научно-методической рады по охране историко-культурного наследия. Оценку упомянутого здания, представляющего собой историко-культурную ценность, мы не проводили.

Если там все сделано в рамках действующего законодательства и никаких нарушений не произошло, а новый собственник здания действительно готов вложить деньги и на благо народа и государства выполнить реконструкцию, реставрацию и восстановить здание — на здоровье.

Но если есть нарушения и кто-то в свою пользу осуществил эту акцию, то соответствующие органы в состоянии разобраться. И если там на самом деле кто-то положил деньги в карман, осознанно пошел на занижение стоимости здания, то понесет наказание. Есть закон, и никому не дано его нарушать. Но мы не разбирались с этим вопросом, поскольку это выходит за рамки нашей компетенции. 6. Воронков Александр, Минск: Как вы относитесь к факту продажи золотого ожерелья Евфросинии Полоцкой? Владелец аукционного дома ссылается на проведенные экспертизы и исследователей — доктора исторических наук, профессора Георгия Штыхова и главного научного сотрудника Института физики НАН Беларуси доктора физико-математических наук Сергея Райкова. Хотелось бы услышать вашу позицию — только научную, а не популистскую.

Гридюшко Владимир Павлович: Пусть он покажет нам сначала это ожерелье, а потом мы будем думать, как поступить с ним.

7. Павел Бераснеў, Мінск: Скажыце, калі ласка, ці плануецца ў бліжэйшай (ці не вельмі бліжэйшай) будучыні пачаць працы па будаўніцтву вялікага мемарыяльнага комплексу на месцы былога канцлагеру «Трасцянец»? Ці гэты праект адкладзены на невядомы час, а можа і зусім ад яго рэалізацыі адмовіліся?

Гридюшко Владимир Павлович: Концепция есть, но мы пока ее не рассматривали, и что-то более определенное по этому поводу говорить еще рано.

8. Антон Трафімовіч, Слонім: Маю да вас два пытанні. Па-першае, скажыце, калі ласка, ці будзе, нарэшце, адноўлены былы Дом народны, сцены ад якога засталіся ў цэнтры Слоніма, у якасці тэатра, што ўжо планавалася зрабіць яшчэ ў 2007 годзе. Па-другое, ці будзе вырашаны лёс са спадчынай яўрэйскай культуры на Беларусі, у прыватнасці з сінагогай у Слоніме (найстарэйшы будынак горада дагэтуль не рэстаўруецца).

Гридюшко Владимир Павлович: Вопрос о театре весьма непростой. Действительно, у нас были мысли воссоздать его на том месте, где он находился, причем мы даже хотели обновить сцену. Потом из-за отсутствия финансирования эта идея не была реализована.

Правда, сегодня никто еще не отрицает, что это сделать невозможно. Что касается синагоги, то предложений пока не было. Кроме того, надо учитывать, что есть компетенция местных органов власти, а есть компетенция министерства. Собственник, принимая решение строить объект, получает разрешение местных властей на строительство чего-то нового.

Мы же в пределах своей компетенции даем заключение, возможно ли это сделать или нет. В данном случае речь идет об историческом центре Слонима и обновлении этой ценности. Если они внесут свои предложения, мы рассмотрим их с учетом сложившейся в городе градостроительной ситуации и особенностей самого архитектурного проекта. Однако наше разрешение не освобождает от необходимости получения иных документов в соответствии с действующим законодательством.

9. Эдуард Пищало, Новогрудок: Я читал в прессе, что в Беларусь из Польши хотят вернуть реликвию XIV века Лавришевское Евангелие. Уже проводились переговоры об этом, есть ли какой-то результат?

Гридюшко Владимир Павлович: Этот вопрос мы рассматривали не так давно на заседании межведомственной комиссии по реституции культурных ценностей. Речь может, в принципе, о том, чтобы передать в Беларусь копию этого Евангелия.

В чистом виде, конечно, никто эту реликвию не отдаст, и вряд ли есть такая мировая практика, когда государство — держатель той или иной ценности, которая была вывезена по тем или иным причинам, — заявляет, что является незаконным держателем этой ценности и передает ее тому государству, где она находилась ранее. Подобного факта не было и вряд ли он будет.

Речь может идти о совместном использовании культурных ценностей, о передаче на депозит для хранения в музее другой страны, об обмене культурными ценностями, как это произошло со Слуцкими поясами, которые в настоящее время находятся в Национальном художественном музее. По решению и Министерства культуры, и правительства России Слуцкие пояса уже второй год находятся в Беларуси на депозите.

Недавно, находясь в Беларуси, министр культуры России Александр Авдеев однозначно сказал, что если надо, пояса могут находиться в Беларуси на депозите и 20, и 30 лет. Это нормальная мировая практика, и мы ей руководствуется.

Мы ведем переговоры и с польской стороной о передаче Евангелие в Беларусь на таких же условиях. Кроме того, эта тема будет предметом обсуждения в июне на заседании белорусско-польской консультативной комиссии по вопросам сохранения историко-культурного наследия.

10. Георгий Воронов, Минск: В Беларуси в прошлом году создана правовая основа для передачи объектов государственной собственности в концессию. Чаще всего в концессию передают месторождения природных ископаемых. Но я слышал, что таким путем инвестору могут передать и исторические памятники архитектуры. На территории республики много старых замков, до которых у государства не доходят руки, вот и отдали бы их в концессию. Есть ли у вас такие предложения? Что не жалко было бы отдать, чтобы потом получить замок-картинку?

Гридюшко Владимир Павлович: Предложений не было. Реальных примеров тоже не было. Более того, наше законодательство позволяет не только передавать такие объекты в концессию, но и передавать в пользование, чтобы туда вкладывали деньги и выполняли необходимый объем работ. Помимо этого, белорусское законодательство позволяет неиспользуемые объекты выставлять на аукцион за 1 базовую величину и передавать тем, кто данными объектами заинтересуется. Но, безусловно, с необходимыми гарантиями того, что процесс производства работ не будет затягиваться. Поэтому все возможно.

11. Л.Н. Киреева, Минск: Владимир Павлович, проясните ситуацию, так какой же облик обретет Купаловский театр? Неужели появится пристройка из стекла?

Гридюшко Владимир Павлович: Уже было сказано, что наконец-то спор между модерном и классикой в вопросе реставрации Купаловского театра разрешился в пользу классики. Хотя и спора как такового не было — были просто предложения, которые внимательно обсуждались научно-методической радой по охране историко-культурного наследия.


Мы возвращаем театр к тому облику, каким он был в 1889 году. Театр был построен по проекту архитектора Козловского. Мы убираем три объема, которые появились в 60-е годы прошлого столетия на центральном фасаде здания. С тыльной стороны немного увеличим административные площади, расширим фойе зрительного зала, ныне действующую сцену, создадим вторую репетиционную сцену, больше удобств. Будет сделана небольшая пристройка в стиле XIX века. Пристройки из стекла не будет.

12. Вероника Голубева, Брестская област: Мне как жительнице Брестской области небезразлично узнать ответ на вопрос: правда ли, что Брестская крепость будет претендовать на внесение в Список всемирного наследия ЮНЕСКО? Уже и документы готовятся якобы.

Гридюшко Владимир Павлович: Правда, только речь идет не о самой Брестской крепости как о таковой, а о комплексе фортификационных сооружений Бреста и Брестского района, частично захватывается и территория Польши. То есть мы рассматриваем это как трансграничный проект.

13. Павел Бераснеў, Мінск: Пытанне пра Лошыцкую сядзібу. Чаму было прынята рашэнне яе разабраць, а потым скласці з сучасных матэрыялаў? Няўжо ў свеце не існуе тэхналогій па захаванню драўляных помнікаў архітэктуры? Ці проста яны аказаліся вельмі дарагімі, а разабраць сядзібу — танней і прасцей?

Гридюшко Владимир Павлович: Дело в том, что все реставрационные работы очень дорогие. Хотим мы этого или нет, но выполнять их нужно. При этом важно обеспечить необходимое техническое состояние этого здания, независимо от того, сделано оно из дерева или из других материалов. Что касается Лошицы, то обследование проводилось.

Техническое состояние никакое. Более того, все деревянные конструкции сгнили, поедены грибком. Поэтому было принято решение разобрать и воссоздать. Такая методика применяется в ряде других случаев. Кроме того, это общепризнанная мировая практика. Мы полностью сохраняем объемно-пространственные решения, воссоздаем в первоначальном виде. Там, где возможно сохранить аутентичные материалы, сохраняем. Где нет такой возможности — разбираем с последующим воссозданием.

Но все должно осуществляться в рамках действующего законодательства. Есть соответствующая процедура, которую необходимо выдерживать.

На каждом объекте есть научный руководитель, который от имени Министерства культуры и научно-методической рады по охране историко-культурного наследия обязан отслеживать этот процесс и давать свои заключения с учетом всех остальных заключений, которые выполняют специализированные организации.

14. Татьяна, Минск: Владимир Павлович, что Вы скажете о выступлении Петра Елфимова в полуфинале «Евровидения-2009»?

Гридюшко Владимир Павлович: Петр выступил прекрасно, у него великолепный голос — не так много таких голосов у нас в Беларуси. И песня у него хорошая. Почему он не вошел в финал, сложно сказать. Очевидно, не полюбился Петя Елфимов европейскому зрителю. Очевидно, не до конца выполнил поставленную перед самим собой задачу.

Все субъективно — одному Елфимов понравился, другому не понравился. Кроме того, мы же с вами не видим результатов голосования. Кстати, основная масса одного белорусского интенет-портала не пророчила Елфимову выход в финал.

Вот мы говорим, что «Евровидение» — это конкурс шоу. Но конкурсантка из Мальты с прекраснейшим вокалом и без подтанцовки исполнила свою песню и вошла в финал. И наш Петя Елфимов также достоин того, чтобы быть в финале. Поет он прекрасно.

Конечно, приходится сожалеть, что Беларусь в очередной раз не попала в финал, но это нисколько не свидетельствует об отсутствии в стране талантов. У нас талантливые исполнители, и они заслуживали значительно большего. Они получают награды, может быть, даже на более значимых и престижных фестивалях, где действительно ценится мастерство исполнения песни.

15. Лилия Дмитриева, Брест: Владимир Павлович, сейчас в Беларуси активно стали заниматься темой возврата ценностей, по тем или иным причинам оказавшихся за рубежом. Удалось ли что-то вернуть? По каким предметам сейчас ведутся переговоры?

Гридюшко Владимир Павлович: Я уже немножко касался этой темы, сказав, что в мировой практике принято несколько схем, в том числе совместное использование, передача на депозит. В этом отношении мы работаем. При правительстве создана межведомственная комиссия по реституции культурных ценностей, в состав которой вошли руководители многих министерств и ведомств, специалисты в этой области.

Сопредседателями комиссии являюсь я и заместитель министра иностранных дел Сергей Алейник. На заседаниях мы рассматриваем эти вопросы, ведем дискуссии. Сейчас для нас наиболее актуальным является создание банка данных о предметах, которые оказались за пределами нашей страны. Важно вначале сделать инвентаризацию.

Причем важно не только знать, какие ценности оказались границей, но и где именно. В годы Великой Отечественной войны утрачено очень многое: где-то более 11,5 тыс. предметов только музейного фонда, на 85% была разграблена национальная библиотека, и только порядка 640 тыс. книг удалось вернуть в послевоенный период.

16. Лидия Жукова, Гомель: Здравствуйте! Расскажите, пожалуйста, началась ли реставрация Коложской церкви в Гродно? А то было столько разговоров, споров. Они чем-нибудь закончились?

Гридюшко Владимир Павлович: Реставрация еще не началась в том виде, в котором бы нам хотелось это видеть, но начнется в ближайшее время. Проект реставрации Борисо-Глебской (Коложской) церкви одобрен научно-методической радой по охране историко-культурного наследия буквально несколько месяцев тому назад. Сложно сказать, когда именно начнется полноценная реконструкция, так как финансирование осуществляется из областного бюджета. Планируют приступить к реконструкции в этом году.

17. Вероника, Минск: Правда ли, что памятник Ленину на площади Независимости попадет в Список Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО, как сообщают некоторые СМИ? Возможно ли то, что скоро будут подготовлены документы для включения монумента в этот список?

Гридюшко Владимир Павлович: Нет, неправда. Впервые слышу об этом. Более того, я являюсь и председателем научно-методической рады по охране историко-культурного наследия, и если бы было что-то подобное, то только через раду. В данном случае мы рассматриваем памятник не как отдельную историко-культурную ценность, а в комплексе с Домом правительства, который включен в Государственный список историко-культурных ценностей.

Никогда мы не обсуждали вопрос о том, чтобы придать ему первую категорию и номинировать на включение в Список Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО. Возможно, здесь несколько неверное толкование другого факта: у нас в числе десяти объектов, номинированных на включение в Список Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО, как памятник архитектуры есть проспект Независимости.

Это другое дело: ансамбль начинается от площади Независимости и заканчивается улицей Козлова. По двум номинациям уже работали эксперты ЮНЕСКО: по духовному наследию Евфросинии Полоцкой и по Августовскому каналу. Предварительно они положительно оценили представленную документацию.

Более того, готовятся досье по гомельскому дворцу Румянцевых-Паскевичей, по Коложской церкви, культовым оборонительным сооружениям. В настоящий момент в Список Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО внесены Беловежская пуща, дуга Струве, замковый комплекс Мир, резиденция Радзивиллов. И это не так мало для Беларуси.

18. Константин Агеев, Минск: Когда обрушилась башня в Пищаловском замке в Минске, говорили, что замок, которому больше 200 лет, будут реконструировать. Но потом все затихло. Что сегодня там происходит? Тюрьма по-прежнему функционирует?

Гридюшко Владимир Павлович: Понятно, с какой целью этот замок строился, какую миссию выполнял раньше и сейчас — это тюрьма. Собственником этого учреждения являются соответствующие организации, которые находятся в Минске.

Прежде чем начать реконструкцию, в Минкульт на рассмотрение и согласование должен быть внесен проект реставрации и реконструкции и приспособления этого помещения под другие цели с выносом из стен замка тюрьмы.

В настоящее время создана рабочая группа, которая работает над этим проектом. Действительно, одна башня разрушилась. Минкульт, управление по охране историко-культурного наследия высказывали такие предположения, и во многом благодаря этому были отселены оттуда люди. Слава богу, на тот период времени там не было заключенных. Почему так произошло? Ну, наверное, и содержание, и эксплуатация не отвечали интересам историко-культурной ценности.

19. Дмитрий Яковенко, Минск: Я слышал по радио, что исторический центр Минска сильно преобразится. Что это за проект? Какой город мы увидим? Какие сроки реализации этого проекта?

Гридюшко Владимир Павлович: Я бы не сказал, что он сильно преобразится. Однако в том, что исторический центр Минска в ближайшем будущем нисколько не потеряет своей красоты, я не сомневаюсь.

Направлений много: это и проекты, выполняемые по улице Немига, и застройка улицы Торговой. В частности, речь идет о строящемся Духовно-образовательном центре Белорусской православной церкви. С противоположной стороны проспекта Победителей будет воссоздано и музеефицировано замчище.

Реставрационные работы будут вестись и в районе 2-й больницы. Возможное предназначение комплекса зданий изменится, но архитектурный и объемно-пространственный облик останется прежним. Стоит отметить, что сегодня актуален другой вопрос: нужна транспортная развязка, а доступ в исторический центр города, безусловно, надо ограничивать. Кроме того, столице необходимы новые современные паркинги. Что касается коренных изменений, нельзя сказать, что в историческом центре города появится что-то экстравагантное в стиле модерна. По крайней мере, таких предложений мы не рассматривали.

Игорь Чернявский: Хочу подчеркнуть, что один из четырех проектов, направленных на восстановление и реконструкцию исторического центра города, выиграл Минскпроект. Сегодня в городе идет поэтапная реализация архитектурного замысла.

20. Лилия Дмитриева, Брест: Владимир Павлович, сейчас в Беларуси активно стали заниматься темой возврата ценностей, по тем или иным причинам оказавшихся за рубежом. Удалось ли что-то вернуть? По каким предметам сейчас ведутся переговоры?

Гридюшко Владимир Павлович: Я уже немножко касался этой темы, сказав, что в мировой практике принято несколько схем, в том числе совместное использование, передача на депозит. В этом отношении мы работаем. При правительстве создана межведомственная комиссия по реституции культурных ценностей, в состав которой вошли руководители многих министерств и ведомств, специалисты в этой области.

Сопредседателями комиссии являюсь я и заместитель министра иностранных дел Сергей Алейник. На заседаниях мы рассматриваем эти вопросы, ведем дискуссии. Сейчас для нас наиболее актуальным является создание банка данных о предметах, которые оказались за пределами нашей страны. Важно вначале сделать инвентаризацию. Причем важно не только знать, какие ценности оказались границей, но и где именно. В годы Великой Отечественной войны утрачено очень многое: где-то более 11,5 тыс. предметов только музейного фонда, на 85% была разграблена национальная библиотека, и только порядка 640 тыс. книг удалось вернуть в послевоенный период.

21. В.Д.Синельников, Минск: В прессе прошла информация о восстановлении церкви Святого Духа в Минске. Как скоро это случится?

Гридюшко Владимир Павлович: Во-первых, церковь не восстанавливается, речь идет о воссоздании того объемно-пространственного решения, которое имела бывшая церковь Святого Духа, находившаяся в этом месте. На раде рассмотрен этот вопрос с точки зрения законодательства об охране историко-культурного наследия, положительное заключение по проекту дано, а собственники будут решать, когда начинать работы.

Думаю, важно вначале восстановить те объекты, которые находятся в историческом центре Минска и вид которых не соответствует присужденной им как памятникам архитектуры второй категории. Это, прежде всего, здания по улице Кирилла и Мефодия, которые значительно лучше сохранились, нежели церковь Святого Духа.

22. Ольга Витковская, Брест: Что такое Белорусская республиканская научно-методическая рада, которая решает, кого казнить, а кого миловать?

Гридюшко Владимир Павлович: Научно-методическая рада в рамках своих полномочий рассматривает вопросы назначения научных руководителей и придания статусов объектов наследия. По сути, это орган, который стоит на страже соблюдения законодательства в области историко-культурного наследия и проводит в жизнь эту политику. В составе рады — известные архитекторы, проектировщики. У нас восемь докторов наук, члены-корреспонденты, все это люди, которым небезразличны судьба наследия и внешний облик наших городов.

23. Соловей Ольга, Минск: Реставрация исторических комплексов в Мире и Несвиже, конечно, хорошо, но в Беларуси существует еще огромное количество дворцов и замков, на которые стоило бы обратить внимание, в том числе и западных инвесторов. К примеру, Ружаны, Гольшаны и много-много других. Планируется ли в Беларуси реставрировать эти памятники архитектуры и почему в этом не участвуют иностранцы?

Гридюшко Владимир Павлович: Никто не возбраняет вход иностранцам в наши памятники культуры и искусства. Если бы сегодня инвестор пришел, ему создали бы режим наибольшего благоприятствования для того, чтобы он смог вложить свои деньги и заняться реставрацией и реконструкцией.

У нас в государственном списке находятся 1800 материальных недвижимых историко-культурных ценностей. Безусловно, состояние абсолютного большинства из них оставляет желать лучшего. Как правило, это объекты, которые находятся в коммунальной собственности, собственности бюджетных и иных организаций. Хотя в целом у нас по стране идет большая работа по реставрации и реконструкции памятников архитектуры, и не только тех, которые находятся в республиканской собственности.

Ежегодно государство выделяет около Br120-150 млрд. на реконструкцию этих памятников. И это не только Несвижский и Мирский замки.

К примеру, Косовский замок финансируется из республиканского и местного бюджетов. В этом году из республиканского бюджета на его реконструкцию выделено Br800 млн., в прошлом — Br600 млн. Или же усадебный комплекс в Красном береге: в этом году выделено Br1,5 млрд. государственных средств, в прошлом — Br1 млрд., плюс еще деньги выделяет гомельский областной бюджет. Или Успенский монастырь в Мстиславском районе — сейчас начинаются работы по его реставрации.

Для Гольшанского замка также выделяются деньги из республиканского бюджета, небольшие, правда, — Br50-60 млн. каждый год, но их вполне достаточно для того, чтобы сделать тропинки, обустроить территорию остатков Гольшанского замка и пустить туда туристов. По Ружанскому замку тоже ведутся работы, но не в том объеме, в котором могли бы вестись.

Но вполне возможно, что и необходимости такой нет, чтобы в полном объеме его восстановить, как Минский или Несвижский. Сделать центральную входную группу, восстановить одно помещение и законсервировать остатки Ружанского замка для того, что бы аутентикой туристы могли наслаждаться и любоваться. Потому что приезжают не новодел посмотреть, а то, что на самом деле сегодня сохранилось.

Несколько лет мы занимаемся восстановлением фресок памятника XI века Спасо-Преображенской церкви святой Евфросинии Полоцкой. Или старый замок в Гродно — Борисо-Глебская (Коложская) церковь. Сейчас принято решение согласовать проект, разработанный проектировщиком, и с благословения православной церкви преступить к работам. Деньги на реставрацию выделяет областной бюджет.

В целом в год Министерство культуры выдает около 500 разрешений на производство работ на объектах, которые представляют собой историко-культурную ценность, и такое же количество разрешений на проектирование работ на исторических объектах. Только в этом году за пять месяцев Министерство культуры выдало около 130 разрешений на работы.

Деньги на реставрацию привлекаются из всех источников. Это и коммунальная собственность, и физические лица — собственники зданий, но, безусловно, основную долю нагрузки берет на себя республиканский бюджет. Если приедет зарубежный инвестор и скажет, к примеру: я вкладываю деньги в дворец Радзивиллов в Дятлово, реставрирую его и за это хочу получить дворец в пользование, — никаких проблем у инвестора не возникнет. Белорусское законодательство позволяет это сделать. 24. Евгения Ветлицкая, Минск: Объясните, пожалуйста, почему разрушают здания в исторической части белорусской столицы? Сейчас так много разговоров об усилиях по сохранению старинных домов, а мы видим в центре Минска совсем другое?

Гридюшко Владимир Павлович: Я не знаю, о чем идет речь. На улице Революционной было снесено одно здание без полученного на то разрешения Министерства культуры. С этим вопросом уже разобрались, и сейчас оно восстанавливается в том виде, в котором было раньше. Все делается в соответствии с разработанной документацией на основании реставрационного задания, которое утверждается в Министерстве культуры и разрабатывается собственником.

Понятно, что многие из тех зданий, которые были построены в позапрошлом веке, в таком состоянии, что их архитектурные элементы просто невозможно сохранить, а некоторые были разобраны значительно раньше, еще в прошлом веке. Сейчас всех их нужно воссоздавать в таком виде, чтобы они не нарушили целостный ансамбль, сложившийся в историческом центре Минска.

Поэтому при наличии заключений о техническом состоянии таких зданий и сооружений делается разборка отдельных его элементов с последующим воссозданием того, что было. Сегодня здания воссоздаются таким образом, чтобы не было диссонирующих элементов по отношению к тем историко-культурным ценностям, которые находятся рядом, или чтобы со всех видовых точек можно было наблюдать исторический центр.

Игорь Чернявский: Помните, сколько было шума по поводу того, что разрушили здание по улице Комсомольской,15. Сегодня можно пойти и посмотреть на это здание. Действительно, была разобрана часть стены, которая совершенно утратила несущие способности и в которой присутствовали четыре типа кирпича. Или можно посмотреть на дом по ул.Интернациональной,13 А, где восстановлены все архитектурные элементы. Точно такая же ситуация и со зданием по ул.Интернациональная 11 А — оно полностью утратило все архитектурные элементы, сейчас они восстанавливаются. Так это разрушение или восстановление?

25. Анатолий Крельев, Полоцк: Какие наиболее значимые объекты реставрируются в Беларуси в нынешнем году? Какие средства выделяются на эти цели?

Гридюшко Владимир Павлович: В этом году у нас только из республиканского бюджета выделено Br128 млрд. Из них Br63 млрд. пошли на завершение работ по восстановлению Национального академического Большого театра оперы и балета Беларуси.

Выполняя работы, мы исходили из желания реставрировать исторический памятник и восстановить образ, замысел архитектора Иосифа Лангбарда. Есть и множество других проектов, в частности Красный Берег и Спасо-Преображенская церковь. Всего же мы работаем над восстановлением примерно 400 объектов.

26. Куликова Анна, Минск: Поясните, пожалуйста, ситуацию с музеем Великой Отечественной войны. Как получилось, что это место чуть не продали для строительства гостиницы? Ведь уже писали о конкретном проекте, вывезли экспонаты, технику из Минска. Это делалось без ведома министерства?

Гридюшко Владимир Павлович: Во-первых, никто никому не собирался его продавать. Здание Великой Отечественной войны как стояло, так и стоит. Речь шла только о площадке, где стояла техника. И это было сделано с нашего ведома для того, чтобы не повредить то, что там находится.

Сегодня начинается строительство нового здания музея ВОВ в районе стелы на пересечении проспектов Победителей и Машерова. Это здание будет по-настоящему приспособлено под этот музей. А вот сооружение, в котором сегодня он располагается, никогда не задумывалось как здание музея Великой Отечественной. Что касается площадки, то пока не принято решения, что будет находиться рядом со зданием музея. Ясно одно: здания облисполкома, Дворца культуры профсоюзов и Белтелекома по своему внешнему облику и архитектурному исполнению никак не увязываются со зданием музея Великой Отечественной войны.





Гэта артыкул з сайта Журналісты за гістарычную спадчыну. Ximik.Info
http://spadchyna.ximik.info

Спасылка на гэты артыкул:
http://spadchyna.ximik.info/modules.php?name=News&file=article&sid=572